Север. Экспедиция первая.

А ты твердишь, чтоб остался я,

Чтоб опять не скитался я,

Чтоб рассветы с закатами

Наблюдал из окна.

А мне б дороги далекие

И маршруты нелегкие,

Да и песня в дороге мне,

Словно воздух, нужна.

(Ю. Кукин)

 На втором курсе нам, студентам, жаждущим романтики и приключений, вместо Сухоложской учебной практики предложили отправиться на Полярный Урал! Потрясающий вид

Вопроса: ехать или нет, не стояло. Ехать на все лето! В песочницу, которая в Сухом логу не хотелось совершенно.

Медицинский осмотр, инструктаж, сборы, срочная сдача долгов по сессии, коллективный закуп и упаковка продуктов. Через несколько дней отправка контейнера со снаряжением, оборудованием и провиантом. Втихаря от начальства умудрились отправить в контейнере контрабанду…

Садимся в поезд, мы будущие полярные волки…, а сейчас еще просто городские щенки.

По приезду в славный город Лабытнанги – шок!!! Измотанные трехдневным марафоном на поезде, обнаруживаем, что ночи почти нет! Солнце едва заходит за горизонт и тут же возвращается обратно! А еще жара…и мошка! Северная мошка не чета местной, северная крупнее, злее, и всегда голодная. После укуса выступает кровь, а потом это место заметно распухает. И чешется! Тогда нам казалось что в Лаптях (так мы прозвали сей населенный пункт) её очень много… Как мы заблуждались!

На следующий день наш отряд грузится в бортовой Урал и выезжает на «трассу». «Трасса» – это грунтовая дорога идущая вдоль железнодорожной ветки «ст.Обская – ст. Бованенково» вглубь полуострова Ямал. На сорок первом километре нас оставили на каком-то старом карьере. От сюда нас должен забрать вездеход и увезти на участок. Примерно в 10-15 км. западнее от трассы встали лагерем из четырех палаток на живописной «поляне» в близи реки Харбей.

Лагерь на поляне.

Лагерь на поляне.

Оказывается, в безветренную погоду из мошки можно лепить снежки! А в туалет сходить – это целая спецоперация!

Пару раз купались в Харбее, вода течет с ледников и прогреваться не успевает, температура примерно 5 — 6 градусов.

У меня наступает какая-то апатия, оцепенение что ли. Ничего не хочется. Делаешь необходимый минимум и остаток времени валяешься в палатке.

Что может быть лучше костра?

Что может быть лучше костра?

Пережили первую грозу! Страшно! Палатку – кухню порвало пополам, остальные устояли. Надо сказать, что палатки там не совсем обычные: двух, четырех и шести – местные, они сделаны из толстого брезента, рассчитаны на установку металлической печки. Помимо установочных растяжек, имеются так называемые штормовые веревки. И те и другие крепятся к земле на отслужившие свое «пальцы» от гусениц вездехода. Правильно установленная палатка выдерживает колоссальные ветровые нагрузки. В палатках устанавливаются деревянные нары (они ставятся на ящики с пробами или с провизией, все — таки вечная мерзлота…), на которые, в свою очередь, размещается туристический коврик и спальник.

После грозы нашли, расщепленную молнией, листвянку. Молния ударила совсем рядом с лагерем.

С горем пополам закончили снимать учебный полигон и сдали отчеты по практике Сан Санычу.

Учеба.

Учеба.

Сан Саныч это наш руководитель. Замечательный, добрый, рассудительный и очень умный мужик, со здоровым чувством юмора и огромным запасом терпения. Дай бог ему здоровья!

Александр Александрович

Александр Александрович

Теперь маршруты настоящие. Помимо проб приносим в лагерь огромное количество  грибов – красноголовиков.FW V1.22 FW V1.22 FW V1.22 А еще поспевает местная ягода – морошка. Ягода своеобразная, склонная к брожению. Девушки старшекурсницы варили из неё варенье.

Морошка

Морошка

Постепенно ритм жизни в лагере устоялся.

Тут и площадь закончили – нужно переезжать на другое место. Опять выезжаем на вездеходе поближе к трассе, там грузимся в Зил 131 и едем еще севернее, вглубь Ямала.

Вот примерно такой был и у нас.

Вот примерно такой был и у нас.

Зил этот нам вскоре довелось заводить с толкача! Очень занимательное занятие! Но студентов много, а Зил один!

Долго ли коротко, добрались мы до фактории, где по договоренности нас должен ждать заправленный и готовый к выезду в тундру вездеход. Я не знаю, был ли он заправлен, …но катков и соответственно гусениц на нем не было! Вообще подвески не было – остов стоял на пеньках!

Вездеход в стадии активной сборки.)))

Вездеход в стадии активной сборки.)))

За то здесь была настоящая баня!

Прожили мы на фактории три дня, прежде чем вездеход встал на ход. Там познакомились с местным парнишкой лет семи – Алешкой. Так как внимание всех было приковано к вездеходу, то и Алешка крутился тут же, играя в механика. А парнишка надо сказать приставучий.

Алешка.

Алешка.

И так он нас утомил со своими: «почему?», «зачем?», «а как?», «пойдем покажу!». Решили мы, в общем, подшутить над ним.

— Лешка вот тебе ведро — сходи за компрессией, а то вездеход еще неделю не поедет!

— А где её взять?

— Да вон у дяди Саши попроси.

Дядя Саша местный алкаш лет 60,  на фактории вроде сторожа. Вид у него соответственный: лицо красное, волосы растрепаны, на ветру качает.

На что малец выдает потрясающую фразу, ставшую крылатой:

-Не, у него компрессии никогда нет! Может у вахтовиков спросить?

Мы смеялись до слез!

На конец, вездеход собрали и мы выехали. Через несколько часов остановились для рекогносцировки. Вездеход заглушили. А когда через полчаса попытались его завести, были неприятно удивлены. Вездеход не завелся! До ближайшей цивилизации (фактории) около 40 километров. Связи нет.

После недолгих манипуляций стало ясно: сам вездеход не заведется! Но студенты, а так же их руководители народ со смекалкой… За час с небольшим мы поменяли ландшафт перед вездеходом, вручную! Было выкопано углубление с небольшим уклоном, длинной чуть меньше корпуса вездехода. Оставалось только толкнуть его в нашу «ямку». Лишь бы дизель не подвел! Навалившись всей гурьбой, мы надеялись на злосчастную компрессию. Вездеход покатился, за полметра до конца «ямки» вездеходчик судорожно бросил педаль сцепления… И дизель не подвел! Он радостно рявкнул и выбросил вверх облако сажи!

В отличие от современных моторов, советскому дизелю нужен только толчок. И не важно, это толчок стартера или толпы студентов. Ну а дальше старенький дизель может работать и без электричества.

Названия на новом участке весьма оригинальны: Нядато, Нядасё, Пензеяха, Хуата, Нядаяха, "ни то ни сё" в общем))). Съемку здесь заканчиваем на удивление быстро, несмотря на то, что местность здесь трудно проходимая: озера сменяют болота, а болота кажутся бесконечными!

На День Города  женская половина лагеря накрывает замечательный стол.

Наверное, надо сказать несколько слов про наш рацион. Основу составляют крупы и макароны, а так же всевозможные консервы: от тушенки, до ананасов в собственном соку. А еще, все, что мы наловим,  насобираем или выменяем. Хлеб заменяют сухари. Кроме всего прочего в рационе присутствует сгущенка, причем, весьма серьезно присутствует! На маршрутную пару для обеда вне лагеря, выдается: банка сайры, банка сгущенки, сухарей без меры, ну и заварка с сахаром. Бывает так, что чай вскипятить не на чем дров в тундре мало и банка сгущенки выпивается на двоих и заливается сверху холодной водой. Вот и весь обед! Сгущенка с рыбой! Но организм при таких нагрузках переваривал ВСЁ!

Так вот, стол на день города просто замечательный: «сардинелла под энцефалиткой» (полярный вариант сельди под шубой), торт из сухарей, сгущенки и какао, украшенный сверху брусникой и голубикой, а еще пирожки и малосол из мелкого хариуса!

«Сардинелла под энцефалиткой»

Надо сказать, я, как настоящий турист, забыл тарелку в экспедицию. И, как только освободилась первая жестяная банка из под кофе, сделал из неё миску. Обычно вечером миску ставил в реку, прижимал камушком, а утром она чистая.

В назначенный день приезжает вездеход, и перевозит нас на новый участок. Вечером, когда лагерь уже стоит, собираемся за общим столом и Сан Саныч делает объявление, читая какую-то записку:

— Получена телефонограмма из Екатеринбурга, у Алексея (т.е. у меня!) 11 августа родился Сын! Назвали Максим! Рост – 50см, вес — 3600гр.

Родился Сын!

Родился Сын!

Наша палатка гудела всю ночь! Вездеходчики, которые привезли такую важную новость, были щедро напоены и кое как под утро-уехали.

Я Папа! В голове не укладывалось! Улеглось только через пол года))).

В один из последних дней просыпаемся от непонятного фырканья, почти хрюканья возле палатки. Через наш лагерь шло стадо оленей! И вот какой то, не побоюсь этого слова, ОЛЕНЬ! Встав в мою миску, унес её на своем копыте)))

Это конечно не тот Олень, но очень похож)))

Это конечно не тот Олень, но очень похож)))

Много было интересного и необычного в тот первый выезд на Полярный Урал. Всего и не расскажешь…IMG_1583 IMG_1587 IMG_1663 FW V1.22 FW V1.22IMG_1563

ЭПИЛОГ

И вот мы в начале сентября  в кузове бортового Урала по «трассе», едем укрывшись брезентом. Уставшие и измученные, соскучившиеся по родным, по асфальту и по свежему хлебу. А впереди еще больше тысячи километров до дому.

Ночь. Тундру укрыл плотный туман, как раз по борта грузовика. У нас половина пачки сигарет на семерых курящих, да бутылка коньяка, кем — то заботливо припасенная на этот момент. А наверху все небо буквально разрывается всполохами Северного сияния. Только ради этого момента стоило там побывать!

 

Потом Лабытнанги, паром через Обь, аэропорт в Салехарде – цивилизация!

Лебеди в аэропорту Салехарда.

Лебеди в аэропорту Салехарда.

И уже сидя в кресле старенького Ту-134, который разворачивается на бетонке, я понимаю, что сделаю все возможное и не возможное, что бы вернуться сюда еще раз!

 

 

P. S. В этой статье нет  фотографий сделанных мной , по той причине, что фотоаппарата у меня еще не было. Фотографии позаимствованы преимущественно у Сан Саныча. За что ему огромное спасибо!

 

Перешеин Алексей

Оставить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.

Свежие записи


Как оторвать ребенка от компьютера?Как оторвать ребенка от компьютера?

Современные дети растут в мире искушений. «Качелей» для

Ремонт газовых форсунок OMVL.Ремонт газовых форсунок OMVL.

Чуть-чуть я не дотянул до весны. На апрель запланирован полный реби

Мы Вконтакте